что делать если леша дурак

Что делать если леша дурак

Я помню «Леху-дурака»… Он уже умер.

Было это много лет назад. Я была еще девчонкой. У нас была большая дружная компания. Мы шлялись по району (где я сейчас и живу) и считали себя самыми крутыми.

Однажды мы сидели на лавочке, вели какие-то свои беседы, шутили, смеялись.

— Давайте дружить, — раздался вдруг голос.

Мы замолчали и обернулись. Это был Леха-дурак, парень года на три старше нас. Не знаю, родился ли он таким или что-то случилось потом, но он был, как мы говорили, «больным на всю голову».

Сейчас я понимаю, что у него было сильное отставание в развитии и он вел себя как маленький ребенок, целыми днями бродил по улице и ко всем приставал.

— Давайте дружить, — повторил Леха-дурак. И улыбнулся какой-то робкой улыбкой. Чистой, «Роминой» улыбкой.

— С кем? С тобой? — выступил вперед один мальчик. И громко заржал. — Ты же дурак!

— Дурак! Дурак! — подхихикнули девочки. И я вместе с ними.

Леха растерянно смотрел на нас.

— А ну пошел вон! — выкрикнул тот первый мальчишка. Подошел и толкнул его.

— Пошел, пошел, — эхом подхватили мы.

…Еще помню. Мы так же гуляли, и нам так же было весело.

— А у меня собака, — подошел к нам Леха-дурак. В руках у него был маленький щенок. И он опять улыбался своей глупой, детской улыбкой. — Хотите погладить?

646519 600

— Ты — дурак! И собака твоя — дура! — выкрикнул кто-то.

— Не дура! Не дура! — закричал в ответ Леха и неожиданно бросился на нас.

Девчонки с визгом побежали врассыпную. А мальчишки схватили кто — палку, кто — камень и встали «в позу».

— Моя собака не дура! — продолжал кричать Леха.

Тут в него полетели камни. А я? А что я… Я же тоже была крутая. И я тоже схватила камень и бросила в него. Хорошо помню, что он попал ему в плечо и парень вскрикнул от боли. Еще помню, как он согнулся, закрывая собой щенка. А потом повернул ко мне залитое слезами лицо.

— Ты… Ты… Мелкая! — крикнул Леха…

Мы всегда смеялись над ним, и он начал обходить нас стороной…

…Прошло много лет. Моя жизнь сильно изменилась. И вот я встретила его в нашем храме. Постаревшего, поседевшего. И испугалась, что он меня узнает. Мне стало очень стыдно.

— Тебя как зовут? — спросил он.

«Не узнал», — облегченно подумала я.

Леха порылся в растянутом кармане старой куртки, достал какую-то сладость и протянул одной из моих дочерей:

— Давай, — ответила она.

Каждый раз при встрече я также боялась, что он меня узнает, но Леха ничего не говорил, улыбался своей детской улыбкой и протягивал моим девчонкам то печеньку, то конфетку.

«Забыл», — облегченно думала я.

Но однажды он улыбнулся и сказал:

— А я тебя помню! Ты — мелкая!

Я готова была провалиться сквозь землю.

— Прости! — выдавила я.

Он достал из кармана какой-то леденец и протянул мне.

— Давай дружить, — читала я в его детских глазах…

Зачем нужны «дураки»? А я не знаю, кто из нас дурак — я или Леха. Я, которая злобным подростком травила больного беззащитного парня? Которая сама обижается на любую мелочь и помнит каждого обидчика? И поэтому на душе часто неспокойно. Или он, который умел прощать, любить и дружить? И ушел из жизни с этой своей детской чистой улыбкой. Ох, не знаю. Но знаю точно одно. Леха был в моей жизни, чтобы я научилась тому, что умел он.

Источник

“Давайте дружить!” — сказал Леха-дурак

ubistvo3

“Давай дружить”

Умер Леха-дурак. В последнее время он ходил в наш храм, и мы часто встречались. Больше всего я боялась, что Лёха меня узнает.

В тот день я его узнала сразу. Хотя он очень постарел, полысел, поседел… Как-то весь осунулся, сгорбился. Но на меня, как когда-то много лет назад, смотрели добрые детские глаза. “Что он делает у нас в храме?”, — подумала я.

— Привет, — улыбнулся он.

— Не узнал, — выдохнула я. — Меня? Лена.

— Мальчика не хватает, — как ребенок рассмеялся он и достал из растянутого кармана грязной куртки какую-то чёрствую булку.

— Давай дружить, — протянул он ее моей третьей дочке, Дуняше.

— Давай, — ответила она.

ubil iz za 2

Они стояли, смотрели друг на друга и улыбались — маленькая девочка и осунувшийся, стареющий мужчина с детскими глазами…

— Давай дружить, — пронеслось у меня в голове и током отозвалось в сердце…

“Ты же дурак!”

… “Давай дружить”. Было это много лет назад. Я была ещё девчонкой. Жила в этом районе и училась, наверное, классе в пятом или шестом.

У нас была большая, дружная компания — мальчишки, девчонки. Сделав уроки, мы до ночи носились по школьному двору или парку (где я сейчас гуляю со своими дочками), играли пионербол, вышибалы, казаки-разбойники. Влюблялись, ссорились, мирились.

Однажды мы сидели на лавочке, вели какие-то свои беседы, шутили, смеялись.

— Давайте дружить, — раздался вдруг голос.

Мы замолчали и обернулись. Это был Лёха-дурак.

Леха был года на три нас старше и тоже жил в нашем районе. Не знаю, родился ли он таким или что-то случилось потом, но он был, как мы говорили, «больным на всю голову».

Сейчас я понимаю, что у него было сильное отставание в развитии, и он вёл себя, как маленький ребёнок. Он нигде не учился (по крайней мере, я так думаю), целыми днями бродил по улице и ко всем приставал. Кто его родители, я тогда не знала. Только недавно, увидев Леху с одной нашей старушкой-прихожанкой, я поняла,что это его мама.

— Давайте дружить, — повторил Лёха-дурак. И улыбнулся какой-то робкой улыбкой.

i

— С кем? С тобой? — выступил вперед один мальчик. И громко заржал. — Ты же дурак!

— Дурак! Дурак! — подхихикнули девочки. И я вместе с ними.

Леха растерянно смотрел на нас, и с лица у него не сходила та глупая детская улыбка.

— А ну пошёл вон! — выкрикнул тот первый мальчик.

— Пошёл, пошёл, — эхом подхватили мы.

Тогда другой мальчик выскочил вперед, толкнул его и победно посмотрел на нас. Тут «дурак», наконец что-то понял, громко всхлипнул, вытер рукавом нос, развернулся и уныло побрел.

Мы хохотали ему вслед. Мы были такими здоровыми, крутыми, дружными. И такими злыми… А он медленно брел, опустив голову…

И я тоже схватила камень…

…Ещё помню. Мы так же гуляли, и нам так же было весело.

— А у меня собака, — подошел к нам Леха-дурак. В руках у него был маленький щенок. И он опять улыбался своей глупой, детской улыбкой. — Хотите погладить?

Мы хотели. Но нам было стыдно общаться с дураком. Мы же были такими классными.

— Ты — дурак! И собака твоя — дура! — выкрикнул кто-то.

И мы опять заржали.

— Не дура! Не дура! — закричал в ответ Леха и неожиданно бросился на нас.

Мы, девчонки, с визгом бросились врассыпную. А мальчишки схватили кто — палку, кто — камень и встали «в позу».

— Моя собака не дура! — продолжал кричать Леха.

Тут в него полетели камни. А я? А что я… Я же тоже была крутая. Ещё круче мальчишек. И я тоже схватила камень и бросила в него. Хорошо помню, что он попал ему в плечо, и парень вскрикнул от боли. Еще помню, как он согнулся, закрывая собой щенка. А потом повернул ко мне залитое слезами лицо.

16 2

— Ты, ты… Ты — мелкая! — заикаясь проговорит он.

— А ты — дурак! — Огрызнулась я.

Мы стали врагами. Точнее, мы считали Леху-дурака своим врагом.

— Эй, придурок, — кричали мы, завидев его. — Что? Испугался?

— А где твоя глупая собака?

Он, правда, стал нас бояться, и завидев, просто обходил стороной. И больше ни разу не сказал с детской улыбкой на лице: «Давайте дружить».

Мы были сильные. Мы победили…

«А я тебя помню. Ты… мелкая»

Шли годы… Я выросла. Мы с родителями уехали за границу, потом я поступила в институт, закончила, устроилась на работу. Жизнь моя протекала теперь вне района, Леху я больше не видела и скоро забыла. А потом я вообще вышла замуж и уехала, но вернулась. И теперь мы с мужем и детьми живем здесь.

И вот однажды я встретила Леху-дурака у нас в храме. Я все вспомнила, и мне стало очень стыдно.

Каждый раз при очередной встрече я боялась, что он мне скажет: «А я тебя помню!». Но он не говорил. Он по-детски улыбался и протягивал моим девчонкам то конфеты, то какие-то печеньки. Иногда — свечи. Несколько раз стоял на подворье с моей коляской. И всегда спрашивал: «А когда будет мальчик?».

— Забыл, — облегченно думала я.

И вот около полугода назад он как всегда радостно кивнул нам: «Привет!». Потом улыбнулся и сказал: «А я тебя помню. Ты… мелкая».

Я смотрела на него и готова была провалиться сквозь землю.

— Прости, — выдавила я.

А он полез в карман, достал какой-то леденец и протянул мне. И в глазах у него читалось:

konfeta

— Давай! — промолчала я в ответ.

Дома я плакала. Почему? Я не знаю. Быть может потому, что мне было стыдно. Или потому, что я понимала, что Леха давно меня узнал, но еще раньше простил. Он давно всех нас простил. И, получается, что этот «дурак» намного чище и добрее нас. Он простил по-настоящему, как умеют прощать только дети. И как я прощать не умею…

— Привет! Когда будет мальчик? — радостно подошел он ко мне на следующий день. И подходил еще много раз.

А потом он умер. Я узнала это от его мамы, когда, не увидев Леху на нескольких службах, спросила, где он.

— Умер-умер! — стучало в висках.

А перед глазами стоял мальчик с робкой улыбкой и словами: «Давайте дружить!». И тот же мальчик, закрывающий собой щенка от наших камней. И тот же «мальчик», с детскими глазами, который сказал моей Дуне: «Давай дружить!» и который радостно встречал меня каждый раз у храма.

И я… А что я… Мне просто стыдно! И мне очень его не хватает. Его детской улыбки и добрых глаз.

— Прости меня, Леха, — думаю я часто. — Ты настоящий друг!

Источник

История с надписью на лбу второклассника, которой украсила одного своего ученика уже бывший педагог из школы «Берегиня» в Северной столице, обернулась административным делом.

Прокуратура Московского района Санкт-Петербурга посчитала, что надпись, сделанная учителем на лбу ребенка, оскорбила и унизила его честь и достоинство. От работы педагога уже отлучили, теперь ей грозит штраф.

Напомним. 45-летняя учительница младших классов Ольга Алферовапрославилась на весь город в конце сентября. Педагог написала слово «Дурак» на лбу второклашки Леши.

Экс-педагог школы №684 нарушила права ученика, которые ему гарантирует Конституция РФ и Федеральный закон «Об образовании». Сообщили в пресс-службе ведомства 10 октября,

В настоящее время административное дело об оскорблении уже направлено в мировой суд.

Согласно 1-ой части статьи 5.61 КоАП РФ оскорбление ученика может стоить бывшему педагогу как минимум тысячу, а максимум – три тысячи рублей.

@kotomatb, вы так смелы! Я вами восхищаюсь. Нахамил девушке и в игнор быстрее, чтобы не ответила. Настоящее советское воспитание!

Я бы с удовольствием платил по 3тыс. за возможность писать на лбу некоторых людей «дурак»..

m3554879 1305373015

1631366368222592688

Ответ на пост «»Высшая школа Останкино» отчислила несколько студентов ЗА ЛАЙКИ НА КОММЕНТАРИИ в инстаграме, критикующем учебное заведение»

Девушки уже выбрали адвоката, чтобы оспорить приказ директора.

Одна из них, Алина Темирчиева, рассказала «Подъёму», что сейчас они готовят запрос оснований для исключения.

1635415416143574345

163541551017239795

Запросы с требованием провести проверку в школе в Генпрокуратуру, Рособрнадзор и Департамент образования направил глава комитета Госдумы по молодёжной политике. Артём Метелев считает, что решение директора незаконно.

Работники больницы добились отмены приказа, запрещающего публично критиковать медучреждение

Фельдшеры не получали «ковидные» выплаты, но, благодаря широкой огласке в СМИ, добились желаемого. Однако главврачу это не понравилось: она издала кодекс профессиональной этики, которым запретила работникам негативно высказываться о больнице. Прокуратура посчитала приказ неправомерным.

Ранее мы писали про конфликт между главврачом городской больницы Радужного Людмилой Жуковой и работниками медучреждения. Напомним, фельдшеры в течение нескольких месяцев не получали «ковидные» выплаты, а в городе работала только одна бригада скорой помощи.

После выхода в свет нашего материала проблемой заинтересовался депутат Законодательного Собрания Антон Сидорко. Он лично посетил больницу, убедился в правоте медиков, а затем обратился с жалобами в Департамент здравоохранения, прокуратуру и трудовую инспекцию.

Затем не выдержали сами медицинские работники, они написали коллективное письмо губернатору, в котором потребовали кадровых изменений. Руководительница учреждения в ответ пожаловалась главе региона на «популистские нападки депутата Антона Сидорко».

Но на этом история не закончилась. Как рассказали нашей редакции работники больницы, возмутившись их активностью в медиа-пространстве, Людмила Жукова издала приказ «Об утверждении Кодекса профессиональной этики». Документ, в частности, запрещает врачам публично критиковать медучреждение и своих коллег.

Полный текст приказа имеется в распоряжении редакции

Однако попытка заставить радужан замолчать не увенчалась успехом. Фельдшеры обжаловали приказ главврача в прокуратуру, ссылаясь на нормы трудового законодательства и конституционное право на свободу слова (текст обращения имеется в распоряжении редакции).

Как сообщает федеральное издание «7х7», юридическую помощь медикам оказывал Евгений Саутин, который ранее добивался отмены правил внутреннего распорядка ВлГУ, позволяющих отчислять студентов, которые участвовали в несанкционированных митингах.

На днях заявители получили ответ из надзорного ведомства. Судя по документу, правоохранители встали на сторону медработников, нашли нарушения и внесли протест на оспариваемый локальный акт.

Видимо, теперь главврачу всё-таки придётся устранить выявленные нарушения и исправить приказ, а медики смогут и дальше публично говорить о своих проблемах. Отметим, что за неисполнение требования прокурора действующее законодательство предусматривает административную ответственность.

1631283578130144287

1631283580178325200

1631283583131527201

m2060460 756319608

Евгений Краюхин, получивший травму позвоночника после задержания кемеровскими полицейскими, провел пикет у Генпрокуратуры

23 августа возле Генпрокуратуры Российской Федерации житель г. Кемерово Евгений Краюхин провел пикет с плакатом «Кемеровские полицейские два дня выбивали из меня показания, после проведённой на позвоночнике операции я исчез из уголовного дела 14610288. Прошу личной встречи с Генеральным прокурором России»

1630485685164695078

В статье, имеется ссылка на интервью Евгения Краюхина, опубликованное в декабре 2019. В интервью Краюхин рассказал, что 16 мая 2015 года его задержали полицейские и до 18 мая удерживали пристегнутым наручниками к стулу в здании ОБОП МВД Кемеровской области. В течении тех двух суток сотрудники полиции под руководством Алексея Прокопца и Михаила Филиппова не давали Краюхину спать, лишили еды, наносили удары по разным частям тела, в том числе, по нижней части спины в область почек, и требовали оговорить себя и Андрея Синюкова в том, что Краюхин и другие лица, по указанию Синюкова готовили покушение на Рустама Давудова.

В открытом обращении Евгений Краюхин рассказал, что опасаясь за свою жизнь и здоровье 18 мая 2015 года он под диктовку Алексея Прокопца написал явку с повинной. Однако, в настоящее время в материалах уголовного дела указано, что явку с повинной у Краюхина принимал старший оперуполномоченный Шипулин, которого Краюхин никогда не видел. На следующий день Краюхина доставили в СК Кемеровской области, где следователь Дмитрий Алексеев зачитал ему уже готовые показания и потребовал подписать. После подписания показаний, следователь Алексеев сказал Краюхину, что в ближайшее время Андрея Синюкова объявят в розыск и при задержании ликвидируют.

При этом, согласно материалам уголовного дела 14610288 Евгений Краюхин вообще не задерживался.

Вместе с тем, из объяснений матери Евгения Краюхина следует, что с 16 по 18 мая 2015 года она не могла дозвониться сыну на мобильный телефон. 18 мая 2015 года около 21:00 ей позвонил сотрудник полиции и сообщил, что Евгений Краюхин задержан. На следующий день сотрудник полиции вновь позвонил ей и сказал по какому адресу она может приехать к сыну. Позже она приехала по адресу г. Кемерово, ул. Островского, 17 в Главное управление МВД Кемеровской области. На проходной её встретил сотрудник полиции и проводил её в здание на территории Главного управления, где на первом этаже она встретилась с сыном. Во время встречи Евгений Краюхин был напуган, подавлен и взволнован, а на лице и руках имелись ссадины.

Уже после того, как Краюхин написал 18 мая 2015 года явку с повинной, подполковник полиции Михаил Филиппов направил в СК Кемеровской области сведения о том, что 16 мая 2015 года Евгений Краюхин, Лев Павликовский и Евгений Китасов были задержаны в г. Кемерово возле автомобиля марки «Ренж Ровер», принадлежащего Рустаму Давудову, с целью недопущения его убийства. Андрей Синюков в конце мая 2015 года сбежал за границу.

Однако, ни Рустам Давудов, ни Андрей Синюков весьма продолжительное время ничего не знали о своём участии в этой леденящей душу криминальной истории.

Дело в том, что Рустам Давудов с семьей отдыхал во Вьетнаме с 04 по 29 мая 2015 года, а указанный Филипповым автомобиль «Ренж Ровер» Давудов продал за долго до поездки во Вьетнам. Об этом Давудов рассказал в СК Кемеровской области после возвращения с отдыха (протокол допроса от 02.06.2015).

Кроме того, в материалах уголовного дела (т. 22 л.д. 124) имеется ответ авиакомпании «S7 Airlines» на запрос следователя СК Кемеровской области Дмитрия Алексеева относительно передвижений Андрей Синюкова. Из ответа авиакомпании следует, что Синюков с семьей вылетел в г. Бангкок из аэропорта г. Новосибирска 29 апреля 2015 года, то есть более чем за две недели до задержания 16 мая 2015 года Краюхина, Китасова и Павликовского, а не в конце мая, как это указал подполковник полиции Филиппов.

Как рассказал Евгений Краюхин, полученные с 16 по 18 мая 2015 года от сотрудников полиции травмы привели к смещению одного позвонка во внутрь тела в поясничном отделе. Длящееся в течении нескольких лет безоперационное лечение не помогло и летом 2019 года у Краюхина начали неметь ноги. Чтобы избежать парализации нижней тела, в августе 2019 года Краюхину провели хирургическую операцию. В результате поврежденное место позвоночника на всю жизнь зафиксировано двумя титановыми пластинами на четырех шурупах.

1630486463174788034

В феврале 2020 года Следственный комитет РФ на основании интервью Евгения Краюхина поручил СК Кемеровской области провести по факту превышения должностных полномочий (ч. 3 ст. 286 УК РФ) в отношении кемеровских полицейских Алексея Прокопца и Михаил Филиппов, а также по факту превышения должностных полномочий (ч. 1 ст. 286 УК РФ) и принуждению к дачи показаний (ч. 1 ст. 302 УК РФ) следователем Дмитрием Алексеевым, в производстве которого с 2015 по 2017 годы находилось уголовное дело 14610288.

По результатам проверки следователь СК Кемеровской области Юлия Плотникова не усмотрела состава преступления в действиях кемеровских полицейских и следователя Алексеева и вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Данное постановление отменила прокуратура Кемеровской области.

В ходе проведения повторной проверки к материалам проверки добавился бывший замначальника ГУ МВД Кемеровской области Вячеслав Безлюдько, которого в мае 2019 года задержали по подозрению в получении взятки в особо крупном размере.

Из объяснения Краюхина следует, что Безлюдько также принуждал его подписывать показания нужные для следователя Алексеева.

По результатам повторной проверки следователь Плотникова 20.04.2020 вновь вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Как и в первый раз, следователь Плотникова указала, что Евгений Краюхин с 16 по 18 мая 2015 года по собственному желанию находился в здании ОБОП МВД Кемеровской области, а смещение позвонка во внутрь тела является следствием профессионального занятия спортивной гимнастикой. Очевидно, что следователь Плотникова не имеет полномочий делать медицинские заключения.

При этом, в ходе проведения проверок следователь Плотникова на основании ходатайств Синюкова и Краюхина приобщила к материалам проверки два экспертных заключения, которыми установлено, что эксперты МВД Кемеровской области Екатерина Некипелова и Антон Мелков в рамках уголовного дела 14610288 вынесли заведомо ложное заключение о присутствии голоса Андрея Синюкова на диске № 19. Более того, согласно представленным следователю Плотниковой заключению экспертов, диалог на диске № 19 является монтажом отдельных фрагментов.

В силу части 2 статьи 21 УПК РФ, в каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные настоящим Кодексом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления.

Однако, повторный отказ в возбуждении уголовного дела по каким-то причинам остался без внимания прокурорского надзора. Возможно, объясняется это тем, что помощник прокурора Центрального района г. Кемерово Екатерина Данилкина является супругой следователя Алексеева. У них имеются совместные дети.

Но, самое примечательное в этой истории, что Евгений Краюхин после проведенной на позвоночнике операции почему-то исчез из уголовного дела 14610288.

12.02.2018 уголовное дело 14610288 было направлено в Кемеровский областной суд для рассмотрения с участием присяжных заседателей. В сопроводительном письме № 49-694-2015 на имя Председателя суда первый зампрокурора Кузбасса Владимир Сыроватко указал: направляю вам уголовное дело № 14610288 по обвинению Вячеслава Кельма, Андрея Гернера, Гильфана Биктимирова, Евгения Краюхина, Михаила Баринова и Вадима Баринова.

20.02.2018 судья Кемеровского областного суда Евгений Яковлев рассмотрев материалы уголовного дела вынес постановление о назначении первого судного заседания.

На протяжении полутора лет судебного разбирательства Евгений Краюхин неоднократно находился на больничном в связи с болями в спине. Более того, в феврале 2019 года в ходе допроса Евгений Краюхин отказался от показаний, данных под физическим принуждением, и рассказал в суде о том, как его удерживали и избивали в мае 2015 года сотрудники полиции.

Однако, судья Евгений Яковлев назвал выбивание показаний «процессуальными действиями», а гособвинители Александр Андрющенко и Наталья Соловьёва всячески оправдывали действия сотрудников кемеровской полиции.

19.07.2019 в четыре часа ночи присяжные заседатели вынесли вердикт. Вячеслав Кельм, Андрей Гернер, Вадим и Михаил Бариновы были оправданы единогласным решением присяжных заседателей и освобождены из-под стражи в зале суда после четырёх лет содержания в СИЗО. Гильфан Биктимиров и Евгений Краюхин были признаны частично виновными, и лишь Дмитрия Старыгина признали виновным в полном объёме.

В тот же период у Евгения Краюхина не только в очередной раз начались боли в спине, но и начали неметь ноги. Врачи поставили Краюхина перед выбором: либо хирургическая операция, либо инвалидное кресло. 28.08.2019 Евгению Краюхина провели операцию на позвоночнике – поврежденное место на всю жизнь закрепили двумя титановыми пластинами на четырёх шурупах. Согласно заключению врачей, после операционное лечение составляло до 120 дней.

Но судья Евгений Яковлев очень торопился вынести приговор на основании вердикта присяжных заседателей, возможно, потому что его ожидало повышение – назначение судьей Восьмого кассационного суда. Поэтому 09.09.2019 судья Яковлев вынес постановление о приостановлении производства по уголовному делу в отношении Евгения Краюхина и в тот же день вынес приговор в отношении остальных подсудимых. В соответствии с приговором лишь Дмитрий Старыгин был приговорен к пяти годам лишения свободы, остальные остались на свободе.

Гособвинители обжаловали приговор. 28 мая 2020 года Верховный суд отменил приговор судьи Яковлева от 09.09.2019 и направил дело на новое рассмотрение в Кемеровский областной суд в ином составе. К тому времени судья Яковлев в апреле 2020 года уже ушёл в отставку.

С 30 июня 2020 года уголовное дело 14610288 находится в производстве судьи Кемеровского областного суда Елены Соколовой. Однако, вместо нового рассмотрения дела, судья Соколова уже несколько раз вынесла постановления об отказе возвращения дела прокурору мотивирую свои решения со ссылкой на предыдущие решения судьи Яковлева, которые в силу Закона не имеют никакой юридической силы, поскольку Верховный суд направил дело именно на новое рассмотрение.

Более того, каждый раз вынося постановления об отказе в возвращении дела прокурору, судья Соколова указывает, что в силу части 1 статьи 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. При этом, сама же судья Соколова уже второй год нарушает Закон и проводит судебное разбирательства без участия Евгения Краюхина, который указан в обвинительном заключении в качестве обвиняемого.

Вместе с тем, и гособвинитель прокурор Александр Андрющенко, который в силу части 3 статьи 37 УПК РФ в ходе судебного производства обязан обеспечивать законность обвинения, по каким-то причинам также второй год делает вид, что Евгений Краюхин не существует в обвинительном заключении.

Вероятно, пикет Евгения Краюхина возле Генеральной прокуратуры – это шаг отчаяния, поскольку другие фигуранты уголовного дела 14610288 уже дважды проводили пикеты возле прокуратуры Кемеровской области пытаясь попасть на приём к новому прокурору Кемеровской области Александру Блошкину, назначенному на должность в мае этого года.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Значение выражений: историческое и народное
Adblock
detector